Рейтинг@Mail.ru
Новостной портал "Город Киров"
Срочно !

Воду в трубах отопления Кирова окрасят в зеленый цвет

15 апреля, Киров 4.8°
Курс ЦБ
Авто Добавить в закладки

ДТП на Милицейской: обвинитель ещё раз попытался обосновать приговор суда

ДТП на Милицейской: обвинитель ещё раз попытался обосновать приговор суда
Фотография автора
Автор: Редакция

Город Киров: ДТП на Милицейской: обвинитель ещё раз попытался обосновать приговор суда

Гособвинитель Игорь Глотов постарался убедительно ответить на спорные вопросы нашумевшего дела

Судебное дело о трагическом ДТП, произошедшем 20 января на перекрестке улиц Карла Маркса и Милицейской до сих пор вызывает множество вопросов. Эти вопросы заставляют кировчан сомневаться в справедливости судебного решения.
Напомним, что обвинение в совершении ДТП, повлекшего за собой смерть 13-летней девочки, было предъявлено женщине-водителю троллейбуса 1 маршрута. По итогам следственных мероприятий и исследования всех материалов дела, суд вынес женщине приговор — 2,5 года в колонии-поселении.

Пока приговор не вступил в законную силу и у защиты есть возможность подать кассационную жалобу, которая будет рассмотрена в Кировском областном суде, сторона обвинения попыталась ещё раз обосновать свою позицию и развеять сомнения общественности и прессы. С этой целью государственный обвинитель Игорь Глотов собрал специальный (!) пресс-брифинг, где и постарался ответить на вопросы, которые вызывают наибольшее количество споров.

Перед тем, как начать, Игорь Глотов отметил, что осужденная пока что находится на свободе, под стражу она заключаться не будет, так как получила самый мягкий вид уголовного наказания и отправится в колонию-поселение самостоятельно, как только приговор вступит в законную силу.  

Игорь Глотов:
— В том, что девочку сбил именно троллейбус, сомнений нет. Все представленные доказательства были исследованы в суде, было допрошено 36 свидетелей. Нечасто в суд направляются уголовные дела с такой обширной доказательной базой.

Итак, какова же на самом деле эта доказательная база? Приведем несколько наиболее волнующих общественность вопросов и, собственно, ответы государственного обвинителя.

1. Как утверждают защитники, сначала в деле говорилось о том, что наезд был совершен передней частью троллейбуса. Потом эта информация исчезла. Экспертиза показала, что биологические жидкости и волосы были обнаружены на заднем колесе. Как всё-таки произошел наезд?

Игорь Глотов:
— Точный механизм наезда не установлен. Цель заключалась в том, чтобы установить, что наезд был совершен именно троллейбусом. Кроме того в суде был допрошен судмедэксперт, который рассказал, что на теле и одежде не было характерных повреждений, таких как следы протектора, переломы. В этом есть определенная недосказанность, которую защита пыталась интерпретировать в свою пользу. Однако на теле обнаружено около 70 повреждений, и установлено, что оно находилось в динамике в момент наезда.

2. Почему суд не учел показания несовершеннолетнего мальчика, который переходил перекресток в тот день в примерно в то время? Какие доказательства вины женщины-водителя троллейбуса самые веские?

Игорь Глотов:
— Показания мальчика, который переходил дорогу вместе с Алисой, были учтены и оценены судом. Мальчик слышал шум отъезжающей машины, но когда обернулся, увидел уже лежащую на дороге девочку. Сам момент ДТП он не видел и сказал, что не является очевидцем событий. Два главных очевидца — это водитель автокрана и пассажир троллейбуса, который наблюдал происходящее в лобовое стекло. Установлено, что девочка шла на зеленый свет светофора. На какой свет проезжал троллейбус — точно не установлено, есть лишь домыслы. Поэтому пункт нарушения ПДД был исключен из обвинения.

3. Почему водителя автокрана, который видел момент ДТП и уехал с перекрестка не остановившись, не привлекли к ответственности за неоказание помощи пострадавшей девочке?

Игорь Глотов:
— Водитель автокрана говорил, что первой его мыслью в том момент было вызвать «Скорую помощь». Однако он похлопал себя по карманам и обнаружил, что забыл сотовый телефон. К тому же ему уже горел разрешающий сигнал светофора, и нужно было срочно покидать перекресток. Вечером жена рассказала ему о сообщениях в СМИ о сбитой девочке, после чего он сразу же позвонил в милицию.

4. Всем известно, что в троллейбусе чувствуется каждая кочка, каждая неровности. Неужели никто не почувствовал удара, когда троллейбус наехал на девочку?

Игорь Глотов:
— Женщина в троллейбусе, которая стояла рядом с мужчиной, видевшим происходящее в лобовое стекло, в тот момент почувствовала, что троллейбус как бы приподнялся и опустился, но она подумала, что это было какое-то животное.

5. В день ДТП была ориентировка на автомобиль Nissan Almera темного цвета, но потом эта ориентировка исчезает. Почему машину перестали разыскивать?

Игорь Глотов:
— Да, один из оперативников сказал, что видел Nissan Almera с поврежденным лобовым стеклом. Однако уже к полудню был найден первый свидетель, который примерно во время совершения ДТП проезжал перекресток. Он поворачивал с улицы Милицейской на улицу Карла Маркса и увидел лежащую на дороге девочку, а в 30 метрах от нее отъезжающий троллейбус. Между троллейбусом и девочкой не было других транспортных средств. К тому же врачи «Скорой», которые выезжали на место, сказали, что судя по повреждениям, девочку переехало что-то тяжелое. На видеозаписи с перекрестка было зафиксировано 2 автомобиля, они были установлены, водители допрошены, и выяснено, что ДТП они не видели. На записи также видно, что в течение двух минут после проезда троллейбуса на оживленном перекрестке движение фактически прекратилось.

6. Почему показания полиграфа считают основанием для обвинения. Эта экспертиза была проведена с нарушениями. Женщину допрашивали в течение нескольких часов, оказывая давление.

Игорь Глотов:
— Показания полиграфа не были учтены в обвинении и не были исследованы в суде в качестве доказательства. Эта процедура проводилась для того, чтобы снять обвинения с женщины-водителя троллейбуса, но результаты показали, что она сама совершила наезд на девочку.

7. Экспертиза — это одно из самых веских доказательств. Уже несколько раз говорилось, что волосы на колесе троллейбуса не принадлежат девочке. Эта информация бралась в расчет?

Игорь Глотов:
— Экспертиза не может доказать всё. Было установлено, что волосы на колесе троллейбуса могли принадлежать девочке, но однозначно сказать нельзя. На одежде были обнаружены частицы лакокрасочного покрытия, которые могли принадлежать троллейбусу, которым управляла обвиняемая.

Пытаясь развеять сомнения общественности в правильности приговора, Игорь Глотов отметил, что многие берут какой-либо факт и по-своему его интерпретирует, однако эта позиция неверна — нельзя вырывать что-то одно из контекста и строить предположения.

Игорь Глотов:
— Доказательства должны рассматриваться в комплексе. Все вместе они объективно дополняют друг друга.

Комментарии:

Вы будете первым, кто оставит комментарий.

Читайте также

Новости партнеров