Рейтинг@Mail.ru
Новостной портал "Город Киров"
30 июня, Киров 7.6°
Общество Добавить в закладки

«Господь давал, и есть не хотелось»: ветеран ВОВ о том, как воевал в Германии

«Господь давал, и есть не хотелось»: ветеран ВОВ о том, как воевал в Германии
Фотография автора
Автор: Дарья Рубцова

Афаньков Иван Афанасьевич - ветеран Великой Отечественной войны. Служил ефрейтором артиллерийской части 138 стрелкового полка. Также он участвовал во взятии Кенигсберга.

В 1944 Ивана Афанасьевича призвали на фронт из далекого села в Омской области. На тот момент ему еще даже не исполнилось 17 лет. У Ивана Афанасьевича нет образования. Он успел закончить только 4 класса. В школу тогда ходили по очереди, так как не было одежды. Перед тем, как уйти ветеран работал в колхозе, а потом в совхозе. Полгода он проходил через военные учебные центры, а потом его привезли в Германию. Там он закончил войну, а после этого служил еще 6 лет. Начинал рядовым, потом был в артиллерии. В военном билете указано, что он специалист телефонных станций. После войны Иван Афанасьевич вернулся домой, обрел семью и вместе они переехали в Семиполатинск. Там он начал работать на мясокомбинате, где встретил свою судьбу. Вместе они решили переехать в Киров.

Ивану Афанасьевичу было всего 17 лет, когда началась война.


Когда попал на фронт

- Пока по тылам все было. И в артиллерии был, и в кавалерии был, и в пехоте был. Как мальчишка, мне еще рано было, 17 лет. А потом, когда уже в Германию зашли в пехоте в Германии начал и вот ранило в руку.

Ранение на войне

- Ходил, стрелял и потом еще хотел стрельнуть, но что-то рука не поднимается. Глянул, а там все залито кровью. Представьте себе. Где-нибудь здесь ударишь или что-нибудь еще-чувствуешь. А там стукнуло и не больно даже было. Хорошо, что парень санитар был. Все уже значит вперед ушли, а я тут пока иду - смотрю парень в траншее стоит ждет меня, молодец. Посмотрел, перевязал мне и сказал идти в санитарный батальон и там сидеть, пока не стемнеет. Ну там провалялись день, а когда светло стало - пошли. И в этот же день на машине в госпиталь увезли.

Время в госпитале

- Осенью попал и когда уже тепло стало - в артиллерию попал. Зиму пробыл - не мало значит. Врач молодец тоже, как говорится. Он говорит: «Будешь смотреть или как?». Я говорю: «Как скажете?». Он тут делал зашивал, а когда кость задел - я дернул рукой. Говорит: «Ладно, хорошо, я больше не буду». Зашил, швы снял потом. Я в выздоравливающий попал, из выздоравливающего в артиллерию попал. Там уже получше было, и кашку давали, и хлебушка давали.

Пропитание в годы войны

- Не важно. Сами знаете, сегодня здесь - завтра там. Откуда что брали. Запаздывала провизия, конечно, но кормить-кормили. Помню как Господь давал и есть не хотелось. Утром встали — побежали. Вечером пришли, а на ночь никто ничего не давал. Только утром покормили. Есть не хотелось. Вот сейчас, другой раз, один день не поешь и есть хочется, пить хочется, а мне и есть и пить не хотелось Господь все сохранял, кормил. Вот так. Все дело Господнее.

Бог уберег

- Господь уберег, потому что на передовую я шел с фронта. Шел прямо и не думал ни о чем, а тут пули и хорошо, что воронка оказалась. Я бух в воронку. Пролежал сколько-то не помню, потом соскочил и бегом. А он, снайпер, видимо там сидел, заметил меня. Он, наверно, подумал, что шлепнул меня, а я соскочил, побежал и больше пули не свистели. Он, наверно, подумал, что меня уже нет. А я, дал Господь, побежал. Потом второй раз танк подошел. Мы подошли к нему. Ребята вылезли из него и говорят: "Подождите немножко, выстрел сделаем". Правда мы отошли немножко, они выстрел сделали и тут как полетели снаряды. Мы упали. Тоже Господь спас, не задели ничего.

Потери в боях

- Мало кто выжил. Которые в госпитале были - двое там вместе. А так больше никого не встречал, никто не попадался больше, с которыми был. Может быть которые остались, которых поубивал, наверно, которые тоже может быть в госпитале инвалидами стали. Всякое было. 

Пленные

- Мы не били их, ничего, просто подходили, посмотрели, ну так поговорим и все. Потом еще в одном месте мы стояли. Строй шел их человек 15 или 20. Солдат их вел. Мы подошли к ним не били ничего, просто поударяли и сказали парню: "Веди их”. И он повел их. Не издевались, как сейчас вот говорят на Украине издеваются над своими. Я не знаю, может быть - в других было бригадах, но я вот не издевался. Тоже солдаты не по своей воле пошли. Их заставили. Что их колотить? Ему сказали: "Убивай, стреляй". Он это и делал. Он может тоже не хотел, как и я не хотел.

Жизнь после войны

- К участникам войны относились хорошо, как и сейчас по сей день. И вы пришли, внимание к старику есть. Мне уже 95 лет, дай Господь.

После войны Иван Афанасьевич еще прослужил 6 лет.

- До самого конца я там воевал, там и лечился, и оттуда в 1950 году мобилизовался в Омскую область, я родился там и жил там в Омской области. Все было нормально. Относились по-хорошему. Всяких приключений было, но Господь спасал. И потом я уже сам понял, сколько раз попадал под обстрелы. Я говорю, пошли мы, они значит там стреляют. Потом смотрим - до нас, наверно, метров 20 и снаряды рвутся. А он заметил, что недолет. Потом смотрим - взрываются. Оглянулись, а сзади нас рвутся снаряды. Если бы он повторил на эту линию залпы, то нас бы никого не осталось, а он перенес и не рассчитал. Мы добежали и все целы остались. Никого больше не ранило.

Письма родственников на фронт

- От мамы получал письма. Отец был на фронте, брат был на фронте. Семья была не маленькая. Было пятеро детей. Я был самый младший. Они были старше. С 1925, 1924 года рождения, а я самый маленький. Они ушли тоже служить. Трое нас служили. Мы с братом остались живы, а один погиб.

Встреча с любовью жизни

- Никаких безобразий ничего не было. Познакомились мы в Казахстане.

Потом родилась дочь - единственный ребенок. 

- Она там закончила с подругой Московский технологический институт и по зову сердца она поехала поднимать целину. Там на мясокомбинате они встретились. Она вышла замуж за отца, а подруга вышла замуж за другого мужчину. И вот привезла его сюда, а подруга с мужем переехала в Нововоронежск, - рассказывает дочь ветерана Марина.

Также дочь ветерана рассказала, как жилось в то время:

- Государство поддерживало. Помогали питанием, одеждой, правда, нет, а вот продуктами очень помогали. Сами знаете, как было после войны. Вещи можно было только на рынке купить.

Награды

- Орден Победы и медаль выдали в военкомате. А сейчас уже много лет с военкоматом не знаемся. Наград нет, есть только юбилейные медали.

Ветеран награжден орденом Отечественной войны 2 степени и медалью «За победу над Германией».

Сегодня ветерана пришли поздравить с прошлой работы из «48 Центрального научно-исследовательского института» Министерства обороны РФ. Когда они начали работать с фронтовиками, их было 22, а сейчас осталось только 2 человека. Второй из них - Тимерьян Абдулин. 


- Своих фронтовых мы никогда не забываем, - высказались сотрудники.

Иван Афанасьевич сейчас живет вместе с дочерью Мариной. 

- Новый год я провела в Нововятске в больнице. Ему помогали мои подруги. Потом был второй ковид, а на третий раз он все-таки подхватил от меня болезнь и мы вынуждены были обратиться к врачу. Но все прошло без температуры. Я ему уколы делала, - поделилась она.

У ветерана были проблемы с сердцем, с почками, бронхо-легочная система не в порядке, поэтому здоровье нужно постоянно держать на контроле. С реабилитацией ему помогает дочь. 

 - В больнице №9 на Дерендяева относятся очень хорошо. Исключая, конечно, 2020 и 2021, тогда не было диспансеризации, а так каждый год проходит диспансеризация участников инвалидов войны. Приезжают, берут все анализы, делают узи, кардиограмму и, если что нужно, каждый раз не один год предлагают программу реабилитации, от которой он отказывается. Это проходит в разных местах. В госпитале и вот геронтологический центр напротив бывшего кинотеатра «Октябрь» он отказывается, потому что лечиться он не любит, больницы он ненавидит. Последний раз они лежали в 2012 году в госпитале, но тогда я упросила его ради мамы. Он еле-еле вылежал с ней в одной палате. Поэтому мы реабилитируемся дома. Все время я меряю давление, температуру, сатурацию. Вот нынче согласился на уколы сердечные, пропиваем витамины, которые выписал врач, - рассказывает Марина.

Сейчас Ивану Афанасьевичу необходим стул, чтобы подниматься по лестнице. Живут они на 5 этаже в доме без лифта. Стул обещали предоставить в организации «Волонтеры победы».

- Нам помогают только "Волонтеры победы". Они интересуются здоровьем, можно ли помочь. Единственное, я попросила волонтеров купить нам раскладной стул, чтобы он сидел во дворе. И обратно ему подниматься хуже всего. Он проходит две лесенки и сядет, посидит. Вот есть еще вопрос об обмене квартиры, но денег на серьезный обмен нет. У нас тут хорошо во дворе гараж и больница. Если только обмен в этом районе, но для этого нужны серьезные деньги, - говорит Марина.

Комментарии:

Вы будете первым, кто оставит комментарий.

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарии, введите ваш никнейм и E-mail

Новости партнеров

Статьи по теме: